Откуда берется чувство зависти и как от него избавиться?

И дело не в том, что радуют неудачи соседа. Как и было сказано — до него, собственно, нет никакого дела. Но вот ведь фокус: уменьшившееся ослиное поголовье в соседском хлеву является наглядным доказательством того, что сосед, оказывается, куда как хуже справляется с основной задачей — выживанием. Сосед выживает хуже! И радует не этот факт, а то, что на его фоне собственные дела представляются гораздо гораздее. Тем более — собственные ослы. А теперь представим, что соседский осел вовсе не думает подыхать. Более того, он каким-то чудом размножился, и теперь у соседа есть целое стадо ослов. Да еще сосед набрался наглости и подарил вам одного осла. Так сказать, с барского плеча. Потому что у него — целое стадо, а у вас — жалкая пара осликов. Вот он и расщедрился. По-дружески, между прочим, по-соседски. Какие эмоции возникнут в такой ситуации? Казалось бы, все должно начаться и закончиться благодарностью. В конце концов, сосед вовсе не обязан был дарить осла, а что касается наличия у него целого стада — так это его личное, соседское, дело. Но вот же несовершенство человеческое! Вместо или вместе с благодарностью возникает весьма неприятное чувство. К примеру, желание передушить все соседское стадо ослов. Или перетравить. Или сжечь хлев. Или… В общем, нагадить соседу каким-то образом. Хотя, обратите внимание, этот самый сосед ничего плохого не сделал и даже не пожелал. Но вот оно, чувство зависти. И ведь не стадо ослов его вызывает, а тот факт, что у соседа с выживанием лучше. То есть ножки все же растут оттуда же, откуда мы начали: когда у соседа дохнет осел, то при всем безразличном отношении к несчастному павшему животному, возникает теплое приятное чувство. Потому что сдох соседский осел, а не собственный. Потому что если сдох соседский осел, то сосед выживает хуже. Но если у него целое стадо, а в родном хлеву пусто, то это означает, что у нас-то с выживанием дела плохи. Есть причина для зависти! Подобная ситуация блестяще описана Александром Грином в «Феерическом рассказе». Трое друзей отправляются в горы за золотом. Первый сходит с дистанции в самом начале, испуганный возможными опасностями. Второй доходит до подножия гор, но остается работником на ферме, соблазненный покоем фермерской жизни и очарованный дочерью фермера. И лишь третий идет до конца. Он возвращается с мешком, набитым золотом, и фермерский работник предъявляет претензии, заявляя, что друг предал его, оставив на ферме, и теперь друг — миллионер, а он так и остался нищим. Тогда приятель, разбогатевший ценой ужасных лишений, дарит ему стакан золотого песка. Взамен, вместо благодарности, он получает записку, где его называют жадным и вероломным, так как от огромного своего богатства — щедро оплаченного здоровьем и мучениями — он выделил всего лишь «жалкую часть»! Характерно, что герой Грина, завидующий разбогатевшему другу, отправляется к своему родственнику, с помощью которого надеется тоже разбогатеть, причем куда как больше, чем приятель. То есть он собирается продемонстрировать лучшие способности к выживанию, чем тот, что преодолел все ужасы и опасности, добывая золото в горах. При этом в психологии отношений гораздо интереснее другое: большинство людей, которые желают перетравить соседское стадо ослов, немедленно бросятся на помощь этому соседу, если он вдруг лишится своего ослиного богатства. К примеру, если ослы передохнут самостоятельно. Причем помогающие будут совершенно искренни и сочувствовать будут соседу от всей души. Но все это сочувствие и помощь проявятся только тогда, когда возникнут неоспоримые доказательства того, что сосед выживает хуже. Вот тут-то и зарыт способ избавиться от зависти, которая, между прочим, в большей части своей является чувством деструктивным, разрушительным для своего носителя, ухудшающим его жизнь во всех аспектах.

Post Author: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *